Желания знать и понимать

Потребность в познании и понимании Мы мало знаем о когнитивных импульсах, и в основном оттого, что они мало заметны в клинической картине психопатологии, им просто нет места в клинике, во всяком случае, в клинике, исповедующей медицинско-терапевтический подход, где все силы персонала брошены на борьбу с болезнью. В когнитивных позывах нет той причудливости и страстности, той интриги, что отличает невротическую симптоматику. Когнитивная психопатология невыразительна, едва уловима, ей часто удается ускользнуть от разоблачения и представиться нормой. Она не взывает к помощи. Именно поэтому мы не найдем упоминаний о ней в трудах Фрейда, Адлера или Юнга, этих"столпов" психотерапии и психодинамического подхода. Шилдер — единственный из известных мне психоаналитиков, обратившийся к проблеме человеческого любопытства и стремления к пониманию с точки зрения психодинамики. К этой проблеме обращались такие психологи, как Мерфи, Вертхаймер и Аш 19, , До сих пор мы лишь походя упоминали когнитивные потребности. Стремление к познанию универсума и его систематизации рассматривалось нами либо как средство достижения базового чувства безопасности, либо как разновидность потребности в самоактуализации, свойственная умным, образованным людям.

Страх знаний

Мы обнаружили, что страх познать самого себя зачастую является изоморфным и параллельным страху перед внешним миром. То есть суть внутренних и внешних проблем одна и та же, и они связаны между собой. Поэтому мы и говорим о страхе познания вообще, не делая особой разницы между страхом перед внешним миром и страхом перед миром внутренним. В принципе, такого рода страх является защитной реакцией, в том смысле, что он оберегает нашу веру в себя, самоуважение и самолюбие.

Мы склонны бояться любого знания, которое могло бы заставить нас презирать самих себя, породить в нас комплекс неполноценности или же вызвать у нас чувство собственной слабости, бесполезности, греховности и постыдности наших побуждений. С помощью этого и подобных защитных приемов мы оберегаем свое идеальное представление о себе.

Несмотря на это, природа тревоги и страха остается загадко психологов. Оказывается, с полной определенностью мы можем знать только одно - все . Знание о том, что человек умрет, оттесняется далеко на периферию заботясь только об удовлетворении своих биологических потребностей.

Фрейд Идея о том, что существует страх перед знанием и даже развитием, не принадлежит Фрейду. Хотя он внёс решающий вклад в обоснование наличия такого страха у человека. Впрочем, имеющего общебиологические, а не антропологические корни. От власти над самим собой до власти над миром. В этом смысле познание — есть форма агрессии. Здоровая агрессия возможна только при наличии надёжного тыла.

В принципе, все защитные механизмы можно даже классифицировать как базовые и небазовые, как более базовые и менее базовые, и в результате мы бы обнаружили, что утрата базовых защитных механизмов гораздо опаснее, чем утрата небазовых защитных механизмов при этом важно все время помнить, что причины такой закономерности кроются в тесной связи базовых защитных механизмов с базовыми потребностями. Потребность в познании и понимании Мы мало знаем о когнитивных импульсах, и в основном оттого, что они мало заметны в клинической картине психопатологии, им просто нет места в клинике, во всяком случае, в клинике, исповедующей медицинско-терапевтический подход, где все силы персонала брошены на борьбу с болезнью.

В когнитивных позывах нет той причудливости и страстности, той интриги, что отличает невротическую симптоматику. Когнитивная психопатология невыразительна, едва уловима, ей часто удается ускользнуть от разоблачения и представиться нормой. Она не взывает к помощи. Шилдер — единственный из известных мне психоаналитиков, обратившийся к проблеме человеческого любопытства и стремления к пониманию с точки зрения психодинамики.

чем больше у человека опыта и знаний, тем более ценным источником Вообразите себе страх молодого человека, который, услышав по радио пьесу влияние: потребность знать, что «правильно» Сопротивление.

Моим самым исходным вопросом был вопрос о психопатогенезе. Большинство неврозов вызвано, наряду с другими сложными детерминантами, неудовлетворенной потребностью в безопасности, в сопричастии, в любви, уважении и признании. Это сложное исследование показало, что с преодолением недостаточности болезнь, как правило, исчезает. Эти выводы, которые, кстати, сейчас разделяют многие клиницисты, терапевты и специалисты по детской психологии чаще всего формулируя их иначе , все больше способствуют естественному, непринужденному, спонтанному выявлению потребности посредством обобщения экспериментальных данных такой путь, что касается объективности, лучше прямолинейных, произвольных и преждевременных обобщений, предшествующих накоплению знаний Ниже приводятся характеристики пролонгированной недостаточности.

Речь идет об фундаментальной или инстинктообразной потребности, если: Есть еще две субъективные характеристики, а именно — осознанное или бессознательное желание и чувство обделенности как, с одной стороны, переживание утраты, а с другой — предвкушение. И последнее, к вопросу об определении. Множество проблем, с которыми сталкивались пишущие на эту тему авторы, когда они пытались определить мотивацию и обозначить ее границы, является следствием стремления использовать исключительно бихевиористские, наблюдаемые внешне критерии.

Изначальным критерием мотивации, и поныне приемлемым для всякого человеческого существа, за исключением психологов-бихевиористов, является субъективный критерий. Мотивация — это мое стремление к чему-то, или моя потребность в чем-то, или моя жажда чего-то, или мое желание чего-то, или мое ощущение нехватки чего-то. До сих пор не обнаружено никакого объективно наблюдаемого состояния, которое в достаточной мере совпадало бы с этими субъективными показателями, то есть пока не существует толкового бихевиористского определения мотивации.

Разумеется, мы должны продолжать искать объективные корреляты субъективных состояний. В тот день, когда мы откроем общезначимый внешний коррелят удовольствия, тревоги или желания, психология шагнет вперед на целое столетие.

Абрахам Маслоу

В когнитивных позывах нет той причудливости и страстности, той интриги, что отличает невротическую симптоматику. Она не взывает к помощи. К этой проблеме обращались такие психологи, как Мерфи, Вертхаймер и Аш2. Феномен, подобный человеческому любопытству, можно наблюдать и у высших животных. История человечества знает немало примеров самоотверженного стремления к истине, наталкивающегося на непонимание окружающих, нападки и даже на реальную угрозу жизни.

Полученное знание не обрадовало ни Ольгу, ни родителей. Теперь Но страха, что я увижу и узнаю что-то плохое, не было. Скорее, это было . У него возникает потребность знать о своей семье. Он имеет.

Потребности Маслоу распределил по мере возрастания, объяснив такое построение тем, что человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока нуждается в более примитивных вещах. В основании — физиология утоление голода, жажды, сексуальной потребности и т. Ступенью выше разместилась потребность в безопасности, над ней — потребность в привязанности и любви, а также в принадлежности какой-либо социальной группе. Следующая ступень — потребность в уважении и одобрении, над которой Маслоу поставил познавательные потребности жажда знаний, желание воспринимать как можно больше информации.

Далее следует потребность в эстетике жажда гармонизировать жизнь, наполнить ее красотой, искусством. И наконец, последняя ступень пирамиды, наивысшая, — стремление к раскрытию внутреннего потенциала она и есть самоактуализация. Важно заметить, что каждая из потребностей не обязательно должна быть утолена полностью — достаточно частичного насыщения для перехода на следующую ступень. Появляются более высокие потребности, и именно они, а не физиологический голод, управляют нашим организмом.

По мере удовлетворения одних потребностей возникают другие, все более и более высокие. Маслоу прекрасно осознавал, что удовлетворение примитивных физиологических потребностей — основа основ. В его представлении идеальное счастливое общество — это в первую очередь общество сытых людей, не имеющих повода для страха или тревоги.

Если человек, например, постоянно испытывает недостаток в еде, вряд ли он будет остро нуждаться в любви. Однако человек, переполненный любовными переживаниями, все равно нуждается в пище, причем регулярно даже если дамские романы и утверждают обратное.

На подступах к психологии бытия

Идея о том, что существует страх перед знанием и даже развитием, не принадлежит Фрейду. Хотя он внёс решающий вклад в обоснование наличия такого страха у человека. Впрочем, имеющего общебиологические, а не антропологические корни. От власти над самим собой до власти над миром. В этом смысле познание — есть форма агрессии.

Мы не можем знать все, потому что даже тех знаний, которые известны . только их инстинкты, определяющие их потребности, но и идеи, убеждения, вера. Никакое насилие и никакой страх не сравнятся с силой идей, с силой .

Потребность в безопасности и стабильности обнаруживает себя и в консервативном поведении, в самом общем виде. Большинство людей склонно отдавать предпочтение знакомым и привычным вещам. Мне представляется, что тягой к безопасности в какой-то мере объясняется также исключительно человеческая потребность в религии, в мировоззрении, стремление человека объяснить принципы мироздания и определить свое место в универсуме.

Именно эта цель становится самой значимой и самой важной для человека. Теперь же он терзаем чувством одиночества, болезненно переживает свою отверженность, ищет свои корни, родственную душу, друга. Каждый человек за редкими исключениями, связанными с патологией постоянно нуждается в признании, в устойчивой и, как правило, высокой оценке собственных достоинств, каждому из нас необходимы и уважение окружающих нас людей, и возможность уважать самого себя.

Страх или знание?

Моя теория во многом опирается на клинический опыт, но в то же самое время, как мне представляется, достойно продолжает функционалистскую традицию Джеймса и Дьюи; кроме того, она вобрала в себя лучшие черты холизма Вертхаймера, Гольдштейна и гештальт-психологии, а также динамический подход Фрейда, Фромма, Хорни, Райха, Юнга и Адлера. Я склонен назвать эту теорию холистическо-динамической по названиям интегрированных в ней подходов.

В настоящее время мы стоим перед необходимостью пересмотреть устоявшееся представление об этих потребностях, и эта необходимость продиктована результатами последних исследований, проводившихся по двум направлениям.

Чувство страха перед жизнью – это производная неизвестности: когда быть готовы к разного рода неприятностям, знать, как их преодолевать. . Таким образом, приобретенные знания, относительная предсказуемость ситуации и голосу, а потом и узнавать в лицо) – это базовая потребность ребенка.

Поделиться на Получается, что мы боимся узнать такое о себе, что может вызвать в нас презрение к себе. Что мы можем увидеть себя слабыми, никчемными, бесполезными. А такое знание вряд ли нам будет по вкусу. И это знание может привести к беспокойству, к тревоге и еще к дополнительным страхам, а вдруг кто-то кроме нас тоже это узнает. Не поэтому ли мы выбираем быть слепыми и глухими? Ведь если будем знать, то нам придется предпринимать какие-то действия, чтобы соответствовать своему образу. Но мы совсем не учитываем, что, сколько не скрывай, не обманывай свое сознание, подсознание обмануть все равно не удастся.

Томление, тоска — и как следствие желание постоянно себя занимать чем-нибудь, лишь бы не думать, не знать… Лишь бы оставаться в безопасности. Что лично вас пугает узнать что-то о себе? Какого знания вы боитесь? В продолжение темы хотелось бы сказать о безопасности. Абсолютно нормальное явление, что каждому человеку присуща базовая потребность в безопасности, желание чувствовать себя защищенным.

Повторюсь, это базовая потребность. Вот и получается, как в той поговорке:

Пирамида Маслоу - иерархическая модель потребностей человека.

Человек от природы любопытен. Ребенок начинает свое знакомство с миром тем, что лазит везде и всюду, и чем дальше что0либо запрятано, тем быстрее он до этого доберется. Это потребность в познании и понимании, Маслоу описывает ее следующим образом[14]: Феномен, подобный человеческому любопытству можно наблюдать и у высших животных. Обезьяна, обнаружив неизвестный ей предмет, старается разобрать его на части, засовывает палец во все дырки и щели — одним словом, демонстрирует образец исследовательского поведения, не связанного ни с физиологическими позывами, ни со страхом, ни с поиском комфорта.

никакое знание, никакое напряжение воли не даст мне возможность ощутить И не хочу знать, однако я знаю верный способ удовлетворить мою внезапную Не было долгих сборов, не было потребности в контроле над внутренности страх перед бездной, в которую ты, по собственной воле, влез.

Страх знания о самом себе параллелен страху перед внешним миром. Как и многие страхи, этот вид страха является защитным, потому что он защищает нашу любовь и уважение к себе. Вот, теперь таким лозунгом можно и прикрываться — я не хочу ничего о себе знать для того, чтобы не потерять к себе уважение и любовь. Если мы себя не знаем, то, как мы можем сказать, что мы уважаем и любим себя? А вообще, мы в жизни уважаем и любим человека, которого совсем не знаем? Соглашусь, что уважать незнакомого человека мы можем благодаря нашему воспитанию.

Но вот любить человека, которого совсем не знаем… не соглашусь, просветленных, способных на безусловную любовь, не так уж и много в мире. Но вернемся к уважению — мы уважаем незнакомого человека, потому что нас так воспитали, а не за что-то, поскольку его не знаем. Значит, мы можем уважать себя, как любого другого человека вне зависимости знаем себя или нет. Теперь давайте с любовью. Если мы любим себя безусловно, то тогда нам не страшны истинные знания о себе.

Что бы мы не узнали о себе — любовь не исчезнет.

Потребности человека

Критические замечания к теории Маслоу Одна из основных целей работы — представить все известные нам и наши собственные замечания к теории Маслоу и выработать свои ответы на них вплоть до коррекции теории. В конце главы мы сводим замечания в таблицу с указателем наших ответов по тексту книги. Различение мотивов и потребностей у Маслоу Замечание А. Абрахам Маслоу смешивает понятие мотивов и потребностей.

Пирами да потре бностей — общеупотребительное название иерархической модели над которой Маслоу поставил познавательные потребности ( жажда знаний, общество сытых людей, не имеющих повода для страха или тревоги. Познавательные потребности: знать, уметь, исследовать.

Страх знания о самом себе параллелен страху перед внешним миром. Как и многие страхи, этот вид страха является защитным, потому что он защищает нашу любовь и уважение к себе. Вот, теперь таким лозунгом можно и прикрываться — я не хочу ничего о себе знать для того, чтобы не потерять к себе уважение и любовь. Если мы себя не знаем, то, как мы можем сказать, что мы уважаем и любим себя? А вообще, мы в жизни уважаем и любим человека, которого совсем не знаем? Соглашусь, что уважать незнакомого человека мы можем благодаря нашему воспитанию.

Но вот любить человека, которого совсем не знаем… не соглашусь, просветленных, способных на безусловную любовь, не так уж и много в мире. Но вернемся к уважению — мы уважаем незнакомого человека, потому что нас так воспитали, а не за что-то, поскольку его не знаем. Значит, мы можем уважать себя, как любого другого человека вне зависимости знаем себя или нет. Абсолютно нормальное явление, что каждому человеку присуща базовая потребность в безопасности, желание чувствовать себя защищенным. Повторюсь, это базовая потребность.

Вот и получается, как в той поговорке: Для наглядности представьте себе весы.